Владимир Герасичев,
Основатель Business Relations

Вы, можно сказать, специалист по выходу за рамки. Ведь тренинги — они преимущественно про это, да?

Выход за рамки сам по себе не является какой-то понятной и достойной целью. Это способ. Одна девушка сказала мне: «Хочу переплыть Босфор, потому что не умею плавать и хочу научиться». Я пытался осторожно планку понизить — может, какую-то более простую цель для начала поставить? Нет, говорит, переплыву Босфор. Это было в апреле. В июне или июле следующего года состоялся традиционный ежегодный заплыв, и она сделала то, что обещала мне и себе. Столь мощный выход за рамки в данном случае тоже не самоцель. У девушки было желание доказать, что она может преодолевать себя, что она на что-то способна: «Я уже несколько лет не работаю, сижу дома, всем рулит муж, я хочу ему доказать». Это было для нее не про Босфор и плавание, а про новую себя.

Насколько в действительности люди готовы к изменениям? В какой степени они идут к ним сами, насколько приходится их подталкивать?

Как правило, не готовы. У них есть иллюзия, что они могут вести себя как обычно, а тренинг что-то волшебным образом в их жизни изменит. И первое, что мы им говорим: если ты хочешь изменений, то ты должен осознать свои привычки. Еще лучше (и это следующий шаг), когда начинают вырабатываться новые привычки. Изменение привычек не может проходить комфортно. Необходим commitment, то есть обязательство — прежде всего перед самим собой. Мы первым делом пытаемся это донести. И на тренингах порой день уходит только на то, чтобы люди действительно стали слушать, точнее слышать, что мы говорим. Ведь у нас, можно сказать, образование для взрослых, а взрослые старательно слушают, но позволяют себе воспринимать только то, что уже соответствует их взглядам. Если не соответствует, значит, «надо найти другого, нормального, тренера». Разрушить этот барьер тяжело.

Как определить, какая именно привычка мешает вам жить? Есть ведь совсем неочевидные случаи.

Во-первых, привычки делятся на внешние и внутренние. Внутренние — это то, что основано на личном убеждении, на личном опыте. Когда мозг нам уверенно говорит: надо делать вот так. С ними тяжелей всего. Люди всегда упираются, когда мы пытаемся коснуться этих внутренних привычек. Кто-то агрессивно, кто-то молча, но сопротивляются все. А то же курение или, например, увлеченность соцсетями — это внешние привычки. С ними проще, потому что людям легче взглянуть на них со стороны и анализировать. В терминах «правильная привычка» или «вредная привычка» мы не работаем. То, что ты имеешь сейчас, чего ты добился, — это полностью результат твоих привычек. И чтобы что-то изменить, нужно сделать так, чтобы не привычки управляли тобой, а наоборот. Если привычки работают на достижение цели, используй их. Не работают — не используй.

На Олимпиаде в Пекине во время заплыва на 200 метров очки для плавания Майкла Фелпса наполнились водой, и он плыл вслепую, зная, сколько и каких движений надо сделать до противоположного бортика. Он побил мировой рекорд и стал олимпийским чемпионом. Вот что такое сила привычки, когда ее правильно используют.

Как понять, что из привычек отбрасывать? Бывает ведь, что и считающиеся дурными привычки помогают.

На последнем тренинге была женщина, которая спросила меня: «А вот человек, который опоздал на «Титаник», он достиг своей цели? Хорошо это или плохо?» Ну да, прокрастинация может теоретически привести к тому, что жизнь ваша будет спасена. Значит ли это, что идти к целям и работать над привычками не стоит?

У этой женщины, как впоследствии выяснилось, была одна закоренелая внутренняя привычка: она постоянно откладывала принятие решений. Это было определено ее детским опытом, очень болезненным. Мы не психоаналитики, но и такие вещи на тренингах порой всплывают. История про «Титаник» полностью продиктована ее страхом решительных действий.

Все отговорки про сложные условия, про относительность хорошего и плохого — это все уловки, которые мозг старается использовать в борьбе за внутренние привычки. Часть того естественного сопротивления, о котором я говорил. Нужно понять, что пора меняться, и определиться с целями. Тогда и с привычками все станет ясно.

Хорошо. Итак, главное — цель. Вы помогаете с целеполаганием? Или все это должно созреть у человека в голове?

Мы не можем кому-то сказать, какие цели у него должны быть. Мы можем помочь ему понять, почему он не ставит себе цели, как в случае с этой женщиной. Взгляните в окно: там дорогие машины, красивые люди, интересные события, далекие страны. Множество достойных целей. Надо понять, в какую игру вы играете, в каком контексте живете. И почему этот контекст не дает вам идти за целями. Тогда сила будет на вашей стороне. Вы будете понимать истоки своих действий. Это инструмент. Как этим инструментом пользоваться — дело самого человека.

Переплыть Босфор или пробежать 250 километров по Сахаре, как сделал еще один парень с тренинга, мне бы никогда в голову не пришло такое советовать. А для людей это стало важным. Стало тем самым выходом за рамки, который позволяет превратиться в нового человека.

Бывает и так: человек считает что-то своей целью, но никак не может заставить себя к ней двигаться. Понимание своей мотивации, контекста, расстановка приоритетов позволяют ему понять, что в действительности цель эта ему не важна. И тогда он перестает страдать из-за того, что она не приближается. Это расчищает путь для других, на самом деле более важных для него, целей.

А как начать осознавать, что что-то не так? И, если нет возможности посещать тренинги, как понять, что именно не так? В путешествие поехать, еще что-то?

Суть тренинга в том, что он оказывается безопасным способом смоделировать твою жизнь. Мы создаем нужную среду. Можно годами путешествовать, но не попасть в такую среду. Начать можно с составления списка привычек. Так вы вообще задумаетесь над собой. Из них можно выделить те, которые явно пользы не приносят. Это будут, скорее всего, классические внешние привычки вроде курения или ночного просмотра телевизора. И попробуйте отказаться для начала от одной из них. Любой. Дайте себе обязательство: прожить без нее месяц. Не смотрите телевизор на ночь. Не курите. Никто от этого еще не умирал. Пейте алкоголь не чаще раза в неделю. Выходите из дома заранее, чтобы не опаздывать. Что угодно. Но продержитесь так месяц. По прошествии этого времени, а можно и одновременно, если чувствуете силы, добавьте одну нужную вам привычку. Смотреть один фильм на английском в неделю, заниматься спортом два раза в неделю, ложиться спать в одно и то же время и так далее. Это будет стартом к осознанию и изменению себя.

С внутренними привычками все сложнее. Там необходимо посмотреть на себя со стороны. Мы добиваемся того, чтобы человек пусть не принял, но хотя бы рассмотрел альтернативную точку зрения. По тому, насколько сильное сопротивление это часто вызывает, я могу сказать, что в одиночку справиться здесь очень трудно. Если не тренинг, то квалифицированный взгляд со стороны и готовность человека этот взгляд рассмотреть — необходимые вещи.

Изменение — это потрясение. Как понять, какой уровень стресса допустим? Не бывает ли так, что стресс от изменений сводит на нет всю пользу от них?

Конечно, во всем важен баланс. Изменения всегда сопровождаются дискомфортом, но он не должен переходить в стресс (под которым я подразумеваю очень сильный уровень психологического или физического давления). В стрессе вы Босфор не переплывете. Тело и психика должны быть подготовлены так, чтобы до стресса дело не доводить. Одна из важнейших вещей здесь — настрой. Без положительного настроя изменения действительно станут мучениями. А настрой, в свою очередь, зависит от того, правильное ли вообще направление выбрано. У нас весь офис бегает. Одна девушка тоже занялась бегом, дошла аж до полумарафона, но признала: не мое. Теперь другим спортом занимается, где не испытывает стресса. И я сам тоже не бегаю, я велосипед больше люблю. У нас есть две основные эмоции: радость и страх. В изменениях должно быть больше первого, чем второго.

Вы часто упоминаете бег. Это какой-то специальный волшебный способ, которым все пользуются?

Нет. Но я наблюдаю рождение какого-то культа личных достижений в противоположность культу общественных достижений, существовавшему в нашей стране прежде. Бег — сравнительно удобный, доступный и показательный способ продемонстрировать личные достижения себе и окружающим. В этом смысле он полезен для выхода за рамки, хотя, как я уже говорил, полезен далеко не всем, и я никогда не рекомендую его как какое-то специальное упражнение. Бег точно не стоит использовать как средство самоутверждения. Постановка цели «я должен пробежать марафон» — это выход за рамки ради выхода за рамки. Нет никаких универсальных рецептов, позволяющих стать гармоничной личностью. И бегом стоит заниматься, только если он приносит радость, если качество твоей жизни повышается.

Советуете ли вы людям, которые хотят изменений в бизнесе, изменить для этого что-то в частной жизни?

Привычки, которые люди проявляют в бизнесе, связаны с привычками в частной жизни. Я недавно летел из Екатеринбурга, и рядом со мной уселся пассажир, который громко говорил по телефону, убеждая одного своего сотрудника не хамить другому сотруднику. При этом половина слов, которые он использовал, были матерными. А до этого он успел поскандалить с другими пассажирами, заняв не свое место. Здесь можно выделить целый ворох неприятных внешних привычек, но я бы сосредоточился на одной внутренней: его действия постоянно противоречат словам. Думаю, если устранить это противоречие, лучше стало бы и ему лично, и всем сотрудникам, и его бедной жене, и бизнесу.

Но я не рискую смешивать советы про бизнес и про частную жизнь. Я вообще не люблю «советы про жизнь». На корпоративных тренингах меня спрашивают, увольняться или не увольняться, на открытых — разводиться или не разводиться. Моя задача не сказать, надо ли бежать марафон или разводиться. Я помогаю людям создать условия, в которых они сами смогут принять решения, сделать то, чего не сделали бы без тренинга. Сделать что-то, чего не делал никогда раньше, — это прекрасно, и это в силах каждого.


ссылка на источник



Вернуться к статьям